Ольга Берггольц. Стихи о блокаде, блокадные стихи.



 

Ольга Берггольц
Голос блокадного Ленинграда

Стихи и поэмы
Блокадные стихи, о блокаде


«Ольга Берггольц. Голос блокадного Ленинграда.»
Содержание


Стихи и поэмы
стихи о блокаде Ленинграда ◦ блокадные стихи ◦ биография
Ольги Федоровны Берггольц





 

Стихотворение из раздела Бой

 

 
Ленинградская осень
		   Блокада длится...   Осенью
		сорок второго года ленинград-
		цы  готовятся  ко  второй бло
		кадной  зиме  собирают урожай
		со своих огородов,  сносят на
		топливо  деревянные  построй-
		ки  в городе Время огромных и
		тяжелых работ.


Ненастный вечер, тихий и холодный.
Мельчайший дождик сыплется впотьмах.
Прямой-прямой пустой Международный
в огромных новых нежилых домах.
Тяжелый свет артиллерийских вспышек
то озаряет контуры колонн,
то статуи, стоящие на крышах,
то барельеф из каменных знамен
и стены — сплошь в пробоинах снарядов...
А на проспекте — кучка горожан:
трамвая ждут у ржавой баррикады,
ботву и доски бережно держа.
Вот женщина стоит с доской в объятьях;
угрюмо сомкнуты ее уста,
доска в гвоздях — как будто часть распятья,
большой обломок русского креста.
Трамвая нет. Опять не дали тока,
а может быть, разрушил путь снаряд...
Опять пешком до центра — как далеко!

Пошли... Идут — и тихо говорят.
О том, что вот — попался дом проклятый,
стоит — хоть бомбой дерево ломай.
Спокойно люди жили здесь когда-то,
надолго строили себе дома.
А мы... Поежились и замолчали,
разбомбленное зданье обходя.
Прямой проспект, пустой-пустой, печальный,
и граждане под сеткою дождя.

...О, чем утешить хмурых, незнакомых,
но кровно близких и родных людей?
Им только б доски дотащить до дома
и ненадолго руки снять с гвоздей.
И я не утешаю, нет, не думай,—
я утешеньем вас не оскорблю:
я тем же каменным, сырым путем   угрюмым
тащусь, как вы, и, зубы сжав,— терплю.
Нет, утешенья только душу ранят,—
давай молчать...
                Но странно: дни придут,
и чьи-то руки пепел соберут
из наших нищих, бедственных времянок.
И с трепетом, почти смешным для нас,
снесут в музей, пронизанный огнями,
и под стекло положат, как алмаз,
невзрачный пепел, смешанный с гвоздями!
Седой хранитель будет объяснять
потомкам, приходящим изумляться:
— Вот это — след Великого Огня,
которым согревались ленинградцы.
В осадных, черных, медленных ночах,
под плач сирен и орудийный грохот,
в их самодельных временных печах
дотла сгорела целая эпоха.
Они спокойно всем пренебрегли,
что не годилось для сопротивленья,
все отдали победе, что могли,
без мысли о признанье в поколеньях.
Напротив, им казалось по-другому:
казалось им порой — всего важней
охапку досок дотащить до дома
и ненадолго руки снять с гвоздей...

...Так, день за днем, без жалобы, без стона,
невольный вздох — и тот в груди сдавив,
они творили новые законы
людского счастья и людской любви.
И вот теперь, когда земля светла,
очищена от ржавчины и смрада,—
мы чтим тебя, священная зола
из бедственных времянок Ленинграда...
...И каждый, посетивший этот прах,
смелее станет, чище и добрее,
и, может, снова душу мир согреет
у нашего блокадного костра.

Октябрь 1942
Cтихотворения
раздела
Бой:

К сердцу Родины руку тянет...
Я буду сегодня с тобой говорить...
Покуда небо сумрачное меркнет...
Разговор с соседкой
Второе письмо на Каму
Старая гвардия
Баллада о младшем брате
Новогодний тост
29 января 1942 года
Армия
Февральский дневник
Ленинградке
Дорога на фронт
Нам от тебя теперь не оторваться...
Ленинградская поэма
Севастополю
Третья зона, дачный полустанок...
Август 1942 года
Я хочу говорить с тобою...
Подводная лодка уходит в поход...
Ленинградская осень
Отрывок
Сталинграду
Новоселье
Песня о жене патриота
Третье письмо на Каму
Ты слышишь ли? Живой и влажный ветер ...
Моя медаль
Осада длится, тяжкая осада...

Мой друг пришел с Синявинских болот ...
Твоя молодость
Стихи о друге
Желание
Я давно живу с такой надеждой...

Возвращение
Наш сад
Ленинградский салют
Второй разговор с соседкой
27 января 1945 года
Памяти защитников



Rambler's Top100






Объемные буквы на бумаге узнать больше. | видеонаблюдение по витой паре | Срочное вскрытие машин -Объявление одесса